News image News image News image News image News image News image News image

Спецназ России ГРУ. АФГАНСКАЯ ЭПОПЕЯ

News image

ИСТОРИЮ применения спецназа в Афганистане можно условно разбить на три ос...

МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС БОЙЦА СПЕЦНАЗА

News image

Воспитание бойца подразделения спецназа – процесс дорогостоящий, трудоёмкий и долгий. В ...

Спецназ России ГРУ ГШ

News image

Краткая история спецназа ГРУ ГШ Спецназ Вооруженных сил России создавался и де...

Главная - Израиль История Моссада - ГЛАЗ ТЕЛЬ-АВИВА В КАИРЕ

ГЛАЗ ТЕЛЬ-АВИВА В КАИРЕ

22-го февраля 1965 года египетская контрразведка арестовала Вольфганга Лотца — агента «Моссада», которого называли «Глаз Тель-Авива в Каире». Под видом богатого немецкого туриста в январе 1961-го он был направлен в Египет.

Там Лотц открыл школу верховой езды, которая пользовалась большим успехом. Офицерам египетского генерального штаба нравилось проводить здесь свободное время. Они с доверием относились к немцу, не скрывавшему своих правых, антисемитских взглядов и к тому же подававшему гостям шампанское. Офицеры откровенничали с Лотцем, а тот передавал все их разговоры в «Моссад».

Так, он собрал полный список немецких ученых, проживавших в Каире, а также адреса их семей в Австрии и Германии. Кроме того, в микропленке была сверхсекретная информация о проекте № 333, в соответствие с которым создавалась система электронного контроля за полетами египетских ракет.

* * *

Вольфганг Лотц родился в 1921 году в Германии, в городе Мангейме. Его мать Елена была еврейкой, по профессии — актриса. Отец Ганс — христианин, руководил театром в Гамбурге.

В 1931 году родители Лотца развелись, и Елена уехала с сыном в Палестину, где работала в театре «Габима». Там Вольфганг взял себе имя Зеэв Гур-Арье. Обучаясь в сельскохозяйственной школе Бен-Шемен, он стал отличным наездником и так полюбил лошадей, что сам получил прозвище «Сус» («Лошадь»). Он свободно владел ивритом, немецким, английским и арабским языками.

В 1937 году Лоц был принят в «Хагану» и ему была поручена охрана единственного автобуса, связывающего школу Бен Шемен с районом, населенном евреями, а также конное патрулирование территории у школы. С началом второй мировой войны он вступил в британскую армию и воевал в тылу Африканского корпуса Роммеля. В конце войны в звании сержанта работал в Каире военным переводчиком.

В 1948-1949 годах Лотц в звании лейтенанта принимал участие в Войне за Независимость.

В 1956-м, став майором, командовал ротой, которая захватила египетские позиции на Суэце. Сразу после этой войны «Моссад» установил с Лотцем контакт. Кандидат произвел на руководство положительное впечатление, прежде всего, тем, что совсем не походил на еврея. Этот высокий голубоглазый блондин, не прошедший обряд обрезания, много пил и был воплощением бывшего немецкого офицера. Общительный по натуре, с хорошими актерскими данными, храбрый и готовый на риск, он представлялся очень перспективным.

Вербовщики не ошиблись: Лотц действительно оказался прекрасным агентом.

После очень напряженной подготовки он был направлен в Германию для закрепления легенды. Он должен был стать немецким бизнесменом, который во время войны служил в гитлеровской армии в Северной Африке, а потом 11 лет занимался разведением скаковых лошадей в Австралии.

Лотц в течение года жил сначала в Западном Берлине, потом в Мюнхене, часто менял адреса. В декабре 1960 года он прибыл в Геную, а оттуда на корабле в начале 1961-го приехал в Египет.

* * *

«Туристу-коннозаводчику» были выделены весьма значительные (по израильским меркам) денежные средства. Это позволило ему войти в привилегированные круги, в частности, попасть в элитный Кавалерийский клуб на острове Гезира. Там он чуть ли не в первый день познакомился и «подружился» с шефом египетской полиции Гаухарбом. Вскоре Лотц занялся на египетской земле любимым делом — разведением и выездкой лошадей.

С полицейским № 1 он ежедневно совершал конные прогулки. Контакты среди военных и богатых египтян успешно развивались. Израильская разведка считала, что египетская контрразведка вряд ли будет глубоко проверять немецкую легенду своего агента. Определенный риск, конечно, существовал, но Лотц позже вспоминал, что он был одним из немногих агентов разведки, кто работал под своим именем и по подлинным документам.

Лотц, общительный и компанейский, стал часто устраивать у себя приемы для старших египетских офицеров и других «нужных» людей из египетского общества. Он курил с ними гашиш и любил поговорить на военные темы.

Через полгода Лотц ненадолго выехал в Европу — «уладить свои дела в Германии». Возвратился он с крупной суммой денег, миниатюрным радиопередатчиком, скрытом в каблуке жокейского сапога, подробными инструкциями и красавицей-блондинкой Вальтрауд, без которой он не собирался возвращаться. Лотц встретил эту «восхитительную голубоглазую блондинку с фигурой, какие больше всего всегда нравились» в июне 1961 года в ночном экспрессе, шедшем из Парижа. Вальтрауд была беженкой из ГДР, жила в США и ехала в ФРГ навестить родителей. Через две недели Вольфганг и Вальтрауд поженились.

Лотц не информировал разведку о знакомстве с Вальтрауд, а поставил руководство перед фактом — просто взял её с собой в Каир. Более того, он раскрылся перед своей новой женой как израильский шпион. Ей это понравилось, она согласилась помогать и действительно хорошо помогала. Они даже выработали между собой специальный код:

«Мы всегда называли Израиль Швейцарией, а „Моссад“ — „дядей Отто“».

Не правда ли, история со столь поздней горячей любовью и беззаветной преданностью друг другу и смертельно опасному делу кажется несколько неестественной? Но, во всяком случае, Лотцы работали хорошо.

На своем ранчо, расположенном неподалеку от египетской ракетной базы, они вели наблюдение за бывшими нацистами и немецкими учеными, помогавшими Египту в создании современного оружия. Лотц также принимал участие в ставшей печально известной кампании против немецких ученых в Египте. Именно он сообщил их адреса «Моссаду» и направил немцам несколько анонимных писем с угрозами и требованием прекратить работу по ракетной программе. Лотц также хранил у себя взрывчатые вещества, которые, судя по всему, предназначались для использования против немецких ракетчиков.

Следует признать, что опасения руководителей Израиля и особенно тогдашнего шефа «Моссад» Исера Харэля относительно деятельности немецких ученых в Египте были совсем небезосновательны. Во второй половине пятидесятых президент Египта Гамаль Абдель Насер и египетская верхушка поняли, что делать ставку только на импорт оружия неправильно, в том числе, и из экономических соображений. К тому времени и относится решение египтян привлечь немецких ученых и инженеров для разработки и налаживания производства собственного оружия, прежде всего ракетного.

«Война» против немецких ученых реально обернулась самым серьезным ударом по «Моссаду» и лично по Харэлю. Похоже, он искренне верил, что помощь специалистов из ФРГ в создании ракетного оружия для Египта была частью нового плана немцев по уничтожению евреев. Он ответил операцией «Дамоклов меч». Израильские агенты стали направлять немецким ученым письма со взрывными устройствами.

* * *

…Однажды супруги Лотц были задержаны за то, что якобы сбились с пути и случайно заехали на военную базу. Лотц добился, чтобы командование базы связалось с его друзьями в египетской полиции и военной разведке (он «подружился» с генералом Фуадом Османом и полковником Мохсеном Саидом из военной разведки). Это произвело очень сильное впечатление на командира, который устроил Лотцу экскурсию по ракетной базе.

— Когда-нибудь у нас тоже будет арабский рейх, — высокопарно заявил египетский офицер. — Но пока надо быть осторожными. У израильтян отличная разведка. И они ничего не должны знать до момента окончательного удара. Пойдемте, я покажу вам базу.

Лотц однажды предупредил провал агента израильской разведки, который действовал недостаточно профессионально. На одной из вечеринок в Каире он познакомился с некой Кэролайн Болтер. Будучи женой немецкого археолога, она не столько интересовалась профессиональными делами мужа, сколько любила говорить с немецкими учеными из сферы точных наук. Когда осторожно, а когда и старательно расспрашивала их о египетской ракетной программе.

Лотц заметил, что после крепкой выпивки она перешла с немецкого на идиш, которого вроде бы совсем не должна знать. Потом кто-то застал ее, когда она фотографировала карты в доме немецкого ученого. Лотц направил в Тель-Авив срочное сообщение, что агент Кэролайн Болтер находится на грани провала и ее нужно отозвать. Болтер немедленно исчезла.

Помимо контактов с египтянами, Лотц завел обширные знакомства в немецкой колонии. Особенно теплые отношения сложились с супругами Францем и Надей Киесов. Частым гостем был Герхард Баух, о котором генерал Фуад Осман специально предупредил Лотца:

— Вольфганг, этот Баух постоянно увивается вокруг тебя и ловит каждое слово. Будь осторожен. Он работает на БНД и, возможно, на ЦРУ. Возможно, тебя тоже попытаются завербовать.

Среди немецких «друзей» было множество бывших нацистов, в том числе, Иоганн фон Леерс, близкий помощник Геббельса и доктор Эйзеле, известный медицинскими экспериментами над узниками концлагерей. Контакты с ними укрепили «репутацию» Лотца как антисемита и нациста. Репутация была настолько крепкой, что один из перспективных агентов «Моссада» в Египте, вызванный в Тель-Авив для переподготовки, предложил руководству:

— Почему бы мне не открыть конюшню, как фашистская свинья Лотц? Его школа просто кишит офицерами, которые катаются на лошадях этого нациста. Давайте устроим такую же школу для меня. И я вышибу этого типа из Каира.

В 1963 году на одной из встреч в Париже руководители «Моссада», взволнованные слухами о приготовлениях Египта, заявили буквально следующее:

— Мы понимаем, что для получения информации от египтян и наци вам необходимо было огромное количество алкоголя и деликатесов. Мы шли вам навстречу и не скупились на затраты. Но от вас нужна срочная информация, в частности, о немецких ракетах.

Замечание было учтено. В дальнейшем поступавшая от Лотца информация была еще более ценной, а порой просто незаменимой. В 1964 году он с помощью хорошего друга полковника Омара Эль-Хадари открыл новую конюшню прямо на территории крупнейшей военной базы в Абассии. Еще один ипподром был устроен в дельте Нила, неподалеку от стратегического полигона, где испытывали ракеты «земля-земля». Радиопередатчик в доме Лотцев работал регулярно…

И похоже, что радиопередатчик Лотца, замаскированный в напольных весах, был запеленгован точно так же, как у Эли Коэна в Дамаске.

Вскоре египетская контрразведка провела превентивные задержания большой группы (свыше 30 человек) западных немцев, подозреваемых в работе на БНД и ЦРУ. В их числе были и «настоящие шпионы», и случайные люди. В списке числились и супруги Лотц — основания для подозрения их в шпионаже уже существовали, а в последнее время и усилились в связи с пеленгацией рации.

22-го февраля 1965 года агенты «Мухабарат» (египетская контрразведка) ворвались в квартиру Лотцев. Вольфганг не знал о превентивных арестах и посчитал, что просто провален как израильский шпион. Не только его жизнь, но и жизнь Вальтрауд и ее родителей, которые, как на грех, приехали погостить в Египет, оказалась в опасности. Тогда Лотц избрал не единственно верную, но все же достаточно удачную линию поведения. Он признался в шпионаже, но упрямо твердил, что он был немцем, который помогал Израилю ради денег.

Проверки «немецкой легенды» и «арийской сущности» (с осмотром деликатных частей тела) не дали четких опровержений показаний Лотца. Египтяне пришли к выводу, что имеют дело с завербованными гражданами ФРГ. В результате родителей Вальтрауд просто выслали из страны, а супругов судили открытым судом.

«Моссаду» удалось направить в Египет немецкого адвоката для защиты Лотца и его жены.

Адвокат публично заявил, что видел Лотца в компании немецких офицеров.

— Поскольку я никогда не служил в немецкой армии, — вспоминал позже Лотц, — я сразу понял, кто послал этого адвоката.

Вольфганг Лотц был приговорен к пожизненному заключению, его жена — к трем годам лишения свободы и штрафу. Из египтян пострадал генерал Гаухарб, которого разжаловали и бросили в тюрьму. Через три года Лотцев и еще восьмерых израильских агентов обменяли на военнопленных (на девятерых египетских генералов и пятьсот старших офицеров), взятых в ходе «шестидневной войны».

Последующая судьба Лотца сложилась не слишком удачно. Через несколько лет заболела и умерла Вальтрауд. Школа верховой езды, которую он открыл в Тель-Авиве, прогорела. Работа в ФРГ оказалась неинтересной и бесперспективной. Он вернулся в Израиль и жил с семьей на скромную пенсию.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Спецназ. Подразделения.

Спецслужбы США активизируют борьбу на ко

News image

26 марта 2007 г. была обнародована открытая часть Национальной контрразведывательной ст...

ОН БЫЛ АЛЕКСЕЕМ

News image

Сейчас ему двадцать шесть лет. Уроженец станицы Усть-Джегутинская, расположенной на те...

Операции советского спецназа

News image

Слабую в некоторых моментах подготовленность частей Советской Армии выявила начавшаяся ...

Новости

Руководители МВД по Республике Алтай пос

News image

Очередной Новый год офицеры Горно-Алтайского спецназа и сотрудники республиканского МВД вс...

В Хабаровске отдельному специальному мот

News image

История специальных моторизованных воинских частей Восточного округа внутренних войск МВД РФ...

В Приморье сотрудник ОМОН спас пострадав

News image

9 декабря на трассе Владивосток-Находка произошла трагедия: ровно в 12 ча...

SAS будет тренироваться в Форт-Брагге

News image

Элитное британское спецподразделение SAS (Special Air Service) будет тренироваться в ...

Авторизация