News image News image News image News image News image News image News image

Спецназ России ГРУ. АФГАНСКАЯ ЭПОПЕЯ

News image

ИСТОРИЮ применения спецназа в Афганистане можно условно разбить на три ос...

МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС БОЙЦА СПЕЦНАЗА

News image

Воспитание бойца подразделения спецназа – процесс дорогостоящий, трудоёмкий и долгий. В ...

Спецназ России ГРУ ГШ

News image

Краткая история спецназа ГРУ ГШ Спецназ Вооруженных сил России создавался и де...

Главная - ИЗРАИЛЬ СПЕЦНАЗ - СТАНОВЛЕНИЕ. ОПЕРАЦИЯ «БЕРЕГ»

СТАНОВЛЕНИЕ. ОПЕРАЦИЯ «БЕРЕГ»

Летом в Сиди-Бу-Саиде день и ночь царит атмосфера праздника. В этом городке близ столицы Туниса многочисленные группы иностранных туристов заполняют узкие улочки, снуют вдоль белых стен домиков и утопающих в зелени вилл, проходят мимо массивных богато украшенных дверей то черного, то голубого цвета.

Но в другие времена года городок кажется вымершим. Особенно ночью. Ни души, ни звука. Едва-едва, и то если прислушаться, можно уловить шум прибоя. Там, внизу холма, на котором стоит Сиди-Бу-Саид, пенятся волны, разбиваясь о причудливо изрезанный морем берег. Так выглядел городок и 16-го апреля 1988 года.

…Шел второй час ночи. Ни единого огонька, нет и лунного света. Под покровом темноты два микроавтобуса «фольксваген» бесшумно скользят вдоль стен и останавливаются чуть ниже одной виллы, которая мало чем отличается от других. Над входной дверью арка, украшенная резным деревом. Из автобуса выходят восемь мужчин. Все они в форменной одежде специального тунисского подразделения по борьбе с терроризмом.

Охранник у входа в дом спокойно дремал. Но вдруг он очнулся. Что-то заставило его насторожиться и подняться со стула. Он хотел что-то крикнуть, но тут же рухнул наземь, сраженный очередью из автомата, оснащенного глушителем. Дальнейшие события развивались с невероятной быстротой.

* * *

…В конце февраля-начале марта 1988 года «Моссад» располагал точной информацией о передвижениях Абу-Джихада (он же — Халиль аль-Вазир, второй человек в Организации освобождения Палестины, руководитель ее военного крыла) в Тунисе и за его пределами и о его планах на будущее. Начальник генерального штаба Армия обороны Израиля генерал-лейтенант Дан Шомрон дал принципиальное согласие на дальнейший сбор информации. Его заместитель генерал-майор Эхуд Барак координировал подготовку операции, в которой должны были принять участие «Моссад», военная разведка, авиация, военно-морской флот и спецназ генштаба.

Сбором наземной информации в Тунисе занимались агенты «Моссада», которые сфотографировали дом намеченной жертвы во всех ракурсах. Поэтому каждый спецназовец первого звена, на которое была возложена непосредственная задача ликвидации Абу-Джихада (в переводе с арабского — отец Джихада), знал наизусть план виллы, благодаря трехмерной модели, изготовленной для этой операции.

У агентов «Моссада» была прочная база в Тунисе. С тех пор, как туда перебазировалось из Бейрута командование ООП, сбор информации в этом районе был интенсифицирован. Моссадовцы, выдававшие себя за туристов и европейских бизнесменов, часто бывали в том районе. В столице открывались филиалы европейских компаний, фактически являвшиеся отделениями «Моссада».

Много сил было вложено в вербовку агентов в самом Тунисе. Часть из них была завербована за пределами страны, некоторые — в ее пределах. Когда основным мотивом вербовки был финансовый, агентам прямо говорилось, что они работают на Израиль. Других — в основном, высших тунисских чиновников, — вводили в заблуждение: якобы их вербует разведка одного из европейских государств.

Такого же рода попытки совершались в отношении членов ООП и других палестинских террористических групп. В этом случае вербовщики выдавали себя за активистов конкурирующих палестинских экстремистских организаций.

Таким образом, к середине 80-х годов Израиль располагал в Тунисе надежной разведывательной сетью. Она включала агентов, способных въезжать в Тунис и выезжать из него под разными личинами и с разными паспортами. В самом Тунисе имелись убежища, где хранилось оружие. «Моссад» постоянно прослушивал телефон Абу— Джихада. Кроме того, морское спецподразделение курсировало вдоль тунисских берегов и картографировало берег в поисках наилучших мест для высадки.

* * *

Глава военной разведки Амнон Липкин-Шахак был настроен решительно. Ранним утром, когда он вошел в свой кабинет, явился на доклад руководитель североафриканского отдела и молча положил на стол папку с расшифровками вчерашних телефонных разговоров Абу-Джихада.

— В десять, — сказал генерал, — я буду у Шомрона. Мне нужны две вещи. Первая: дело Абу— Джихада в полном объеме, со всеми выводами и рекомендациями. И вторая: созвонитесь с Ами, он тоже будет на встрече, попросите, чтобы он привез разработки по плану операции «Берег».

В кабинете начальника генерального штаба Дана Шомрона собралось шестеро. Кроме самого генерала присутствовал Липкин-Шахак, директор «Моссада» Ами Аялон, заместитель Шомрона Эхуд Барак, начальник спецподразделения генштаба Моше Аялон по прозвищу «Буги» и заместитель директора ШАБАКа Альфред Кастино.

— Дальнейшее промедление смысла не имеет, — сказал Липкин-Шахак. — Информационное поле достигло насыщения, мы сейчас отслеживаем детали, которые никак не влияют на общую картину. Между тем время работает не на нас. Темное время суток сокращается, ограничивая наши возможности.

— Операция очень дорогая, — вмешался Барак. — Стоимость ее возрастает с каждым днем.

Еще месяц промедления, и наш бюджет будет исчерпан.

— Операция должна быть проведена не позднее 16-го апреля, — подчеркнул Липкин-Шахак.

— 17-го Абу-Джихад встречается с Ясиром Арафатом. Могут быть приняты решения, которые лучше предотвратить.

— Итак, — резюмировал Шомрон, время операции — ночь на 16-е апреля. Интервал остается тот же: от полуночи до трех часов.

— Согласовано, — подвел итог Липкин-Шахак. — Прошу к карте, проанализируем динамику.

Карта, лежавшая на столе, была гордостью не только «Моссада» и военной разведки, но и всех служб, в той или иной степени причастных к операции. Два года назад это была просто крупномасштабная карта тунисского побережья в двадцати километрах от столицы, южнее Рас-Картаго. Конечно, и тогда это было уникальное издание, поскольку копия была получена не откуда-нибудь, а из генштаба армии Туниса. И все же это была лишь заготовка, из которой предстояло создать шедевр. Именно этот шедевр и лежал сейчас на столе генерала Шомрона.

Два года назад обозначенная квадратиком на карте вилла Абу-Джихада в Сиди-Бу-Саиде была, как говорят в таких случаях кибернетики, «черным ящиком». Сначала — на это ушло три месяца — полностью обновили информацию о подъездных путях, садовом участке, о каждом камне и каждом дереве, росшем во дворе. Расположение дверей и окон. Когда и как падает свет луны при разных фазах.

На этом первом этапе подключили американцев, не сообщая, впрочем, истинных целей запроса, посланного от имени генштаба. Заказали крупномасштабную спутниковую съемку всего поселка, но Шомрон был уверен, что для ЦРУ все это был, конечно, секрет Полишинеля. Розельс, заведовавший тогда аэрокосмической разведкой, несомненно, имел своих информаторов, в том числе и в израильском генштабе. Доказать, что израильтян интересует именно вилла Абу-Джихада, он не мог, да и не собирался. Причин для отказа в предоставлении информации он не нашел, и именно тогда на карте поселка появились первые изменения. Забор со стороны моря оказался вовсе не таким, каким был изображен на карте. Была ли эта дезинформация намеренной или просто недостаточно тщательной работой тунисских военных картографов?

Это выяснилось месяц спустя, когда впервые агентам «Моссада» удалось проникнуть на территорию виллы. Правы были тунисцы, но и спутниковые фотокамеры не ошиблись. Попросту оказалось, что забор был по указанию Абу-Джихада передвинут на пять метров

к морю. Палестинец отхватил целый «дунам» от чужой территории и полагал, что это сойдет ему с рук. Территория принадлежала Фатхи Шарафу, достаточно важному сотруднику тунисского МИДа.

Что ж, начали с малого: довели до сведения Шарафа о неблаговидном поступке соседа, хотелось проверить, каков Абу-Джихад в таком склочном деле. Проверили. Палестинец повел себя, как и ожидалось: утверждал, что «все так и было», уступать отказался наотрез, дело дошло до Арафата, которому пришлось выяснять отношения с канцелярией премьер— министра Зина эль-Абдина Бен-Али. Скандал замяли, а забор так и не передвинули.

— Начнем с охраны, — сказал Липкин-Шахак. — При Абу-Джихаде постоянно находятся три личных телохранителя, причем два из них дежурят снаружи, возле дома, когда хозяин находится внутри. Один обычно сидит в машине перед главным подъездом, второй прохаживается вокруг дома. Здесь нет густой растительности, и охраннику, сидящему в машине, прекрасно видна вся дорога почти от начала поселка. Проехать до участка и остаться незамеченным очень трудно.

— Если верна диспозиция, то просто невозможно, — заметил Барак. — Все просматривается, как на ладони.

— Да, — согласился Липкин-Шахак, — начиная от въезда в поселок. Оперативный план предусматривает, что группа проезжает на машинах от берега до въезда в поселок. Машины останавливаются здесь. Потом пятеро «коммандос» огибают поселок со стороны моря и выходят к вилле Абу-Джихада с ее тыльной стороны. Это наиболее опытные диверсанты, их задача — убрать внешнюю охрану.

— Пятеро — не мало ли? — засомневался Кастино.

— Оптимально. Меньше — стремительно возрастает риск провала. Больше — стремительно возрастает риск обнаружения… После того, как устраняют телохранителей, отряд, ожидавший вне поселка, на высокой скорости пересекает открытое пространство, и немедленно начинается штурм дома.

— Эти пятеро хорошо себя проявили, — сказал Шомрон.

* * *

Для участия в операции по ликвидации Абу-Джихада были отобраны лучшие солдаты и офицеры спецназа генштаба. Возник вопрос, кто будет командовать операцией на месте. В принципе это должен быть один из старших офицеров. В 1987-1989 годах спецподразделение генштаба возглавлял генерал-майор Моше Яалон. Из-за сложности и деликатности операции он настоял на том, чтобы лично возглавить ее.

Планированием морской переброски занимался военно-морской флот. Маршрут плавания проходил возле греческих островов, южнее Крита. Высадка на берег должна была осуществляться с помощью резиновых лодок.

…Барак стремительно вошел в аудиторию вместе с Аялоном. Спецназовцы вскочили, но «Буги» сделал жест, приглашая всех сесть и расслабиться. Полное внимание сознания при полном расслаблении мышц. Барак был в полевой форме без знаков отличия, «Буги» — в гражданском костюме.

— Ребята, — сказал Барак, — я знаю, что вы в полном порядке. Единственное, чего вы пока не знаете, это — кто первым будет стрелять в Абу-Джихада. Это будет майор Шломо Бенизри из второго спецподразделения. В ваших тренировках он не участвовал, и на операции будет держаться позади, на виллу пойдет со второй пятеркой. В нужное время и нужном месте он выйдет вперед и произведет выстрел. После этого каждый может, я не говорю должен, это дело добровольное, выстрелить и сам. Отходя, Бенизри произведет контрольный выстрел в голову. Вопросы есть?

Подождав несколько секунд, сказал:

— Ну, ребята, успеха. По машинам.

* * *

В среду 13-го апреля 1988 года отряд особого назначения на четырех плавсредствах и в сопровождении подводной лодки пустился в путь с базы военно-морского флота в Хайфе.

На кораблях были расположены оперативный штаб и спасательные службы. На одном из них разместилась операционная — на тот случай, если придется оказывать помощь раненным. Доставить на борт их должны были вертолеты, расположенные на другом корабле. На резервную службу для этой цели были призваны хирурги-профессионалы, участвовавшие также в репетиции на модели.

На кораблях были размещены резиновые лодки «Зодиак», которые должны были высадить бойцов на берег. Непосредственно командовал операцией заместитель начальника генштаба Эхуд Барак. Он возглавлял оперативный штаб, расположенный на одном из кораблей.

В четверг 14-го апреля 1988 года израильская разведка перехватила сообщение из французских источников, предназначенное для ООП, где говорилось, что израильтяне что-то замышляют. Несмотря на серьезные опасения, решено было продолжать операцию.

В это же время поздно вечером Абу-Джихад сказал своей жене Интисар, которую все звали Умм-Джихад (мать Джихада):

— Послушай, Умми, я вернусь поздно. Но мне ты будешь нужна. Положи Нидаля в его комнате, хорошо?

— Хорошо, — кивнула она, и голос ее дрогнул.

В последние годы муж не часто говорил ей «ты мне нужна». Она и не помнила, когда он говорил ей это в последний раз. Абу-Джихад жил своим делом, о доме и семье не забывал, нет, но помнил так, будто выполнял обязанность, данную ему Аллахом. Любил, но по— своему. На людях всегда показывал свою привязанность, а наедине (так редко в последнее время!) лишь Нидаля ласкал и лишь ему говорил слова, которые она, Умм-Джихад, жаждала услышать в свой адрес.

Абу-Джихад положил в боковой карман костюма пистолет, пригладил перед зеркалом усы. Обернулся к жене.

— Умми, — сказал он неожиданно, — если меня не станет, имей в виду, Нидаль должен запомнить меня, как Назим помнит своего деда.

Назим был одним из телохранителей Абу-Джихада, и дед его Фарук, убитый евреями еще в конце сороковых, в первой войне, был для молодого человека примером. Фотографию не старого еще мужчины в «куфие» он носил в боковом кармане и каждый раз, когда нужно было давать слово, Назим доставал фотографию и прикладывался к ней губами.

— О чем ты? — нахмурилась Умм-Джихад. — Что происходит в последнее время?

— Я сказал, — отрезал Абу-Джихад. — Ничего не происходит, ничего.

Не нужно было говорить ей это, — подумал он. — Ничего она не понимает, хотя и знает многое.

— Вернусь поздно, — повторил он, выходя из комнаты.

Жена проводила его беспокойным взглядом.

* * *

В ночь операции израильский десант на тунисском берегу ожидали три автомобиля — два «Фольксвагена» и один «Пежо». Автомобили были взяты напрокат за двое суток до того в трех разных агентствах. За прокат машин было уплачено наличными. Их взяли напрокат трое агентов «Моссада», выдававшие себя за ливанцев. Они говорили на прекрасном французском языке.

Когда корабли подошли к тунисскому берегу, было получено сообщение, что не только Абу-Джихад будет ночевать дома в эту ночь, но и большинство лидеров ООП. Информация была передана в оперативный штаб, где находился Барак, в зашифрованном виде. Было внесено предложение расширить операцию.

В это время дом Абу-Джихада находился под наблюдением. Агенты «Моссада» следили за телохранителями, за движением в престижном районе, и стремились определить признаки нарушения рутинного порядка вещей, который им хорошо был известен. Они оставались на своих местах вплоть до завершения операции.

15-го апреля с наступлением темноты корабли встретились в точке, находившейся вне тунисских территориальных вод и вне досягаемости тунисских радаров. После того, как с подводной лодки, наблюдавшей заберегом через перископ, сообщили, что на берегу никого не осталось, на воду были спущены две моторные лодки, в каждой из которой находились по два человека. Они добрались до берега, где соединились с поджидавшими их агентами «Моссада».

На корабли было передано шифрованное сообщение, что берег находится под контролем. Тогда в воду было спущено 5 резиновых лодок «Зодиак», на которые вошло 20 бойцов из спецподразделения генштаба.

Бойцы высадились на берегу неподалеку от бывшего финикийского Карфагена. Оттуда недалеко ехать до квартала Сиди— Бу-Саид. На берегу царила тишина, нарушаемая лишь шумом волн.

Агенты «Моссада» непрерывно передавали информацию с наблюдательного пункта — кто въехал, а кто выехал. Выяснилось, что Абу-Джихад задерживается в городе, где у него проходит встреча с Фаруком Каддуми, возглавлявшим политический отдел ООП. На встрече обсуждалось решение вашингтонской администрации закрыть представительство ООП.

Тем временем семья Абу-Джихада готовилась ко сну. Трое старших его детей учились за границей. Дома оставались жена Интисар, 16-летняя Хана, спавшая у себя в комнате, и двухлетний Нидаль, ночевавший в комнате родителей.

* * *

После полуночи, когда завершилась встреча с Каддуми, Абу-Джихад направился домой. Вот его машина подъехала к дому. Остановилась. Телохранители занимают свои места. Один — в машине, другой — на подходе к дому, третий — в доме. Телохранитель, сидящий в машине, дремлет. Когда Абу-Джихад вошел в дом, погас свет на первом этаже и зажегся свет в спальне. Квартал вилл погрузился в сон.

По сигналу бойцы группы захвата сели в автомобили, которыми управляли агенты «Моссада». Дорога от берега к дому Абу-Джихада проходит по живописным местам вдоль развали древнего Карфагена. Дом Абу-Джихада стоял на холме над морем километрах в пяти от места высадки командос.

Прошло немногим более часа с момента высадки, и израильтяне въехали в квартал вилл Сиди-Бу-Саид. Здесь проживало еще несколько лидеров ООП, а также многочисленные иностранные дипломаты. На одной улице с Абу-Джихадом, прямо через дорогу, жил руководитель разведки ООП Абу эль-Холи. В соседней вилле обитал Абу-Мазен — ответственный за диалог с израильскими левыми.

Машины остановились возле дома. Десантники вышли и разделились на четыре звена. Первое и второе звено были вооружены автоматами «мини-узи» с глушителями и пистолетами «Берета» — тоже с глушителями. Третье и четвертое звено вооружены винтовками.

Около двух часов ночи был дан приказ начинать операцию. Двое бойцов, один из которых был замаскирован под женщину, подходят к машине, где спит телохранитель Абу— Джихада. Один из них стреляет в него из винтовки с глушителем.

Первое и второе звенья занимают места у входной двери. Третье и четвертое окружают здание. Входная дверь виллы сделана из бронированного дерева. Ее взламывают с помощью особого устройства.

Второе звено спускается в подвал. Там убивают еще одного телохранителя. Садовника убивают в саду виллы.

Бойцы первого звена один за другим вбегают по лестнице, ведущей в спальню Абу— Джихада. Молодой израильский офицер, которому поручено убить «самого», взбегает по ступенькам.

В своей спальне Абу-Джихад слышит голоса, доносящиеся снизу. «Я проснулась от шума, — вспоминает Умм-Джихад. — Муж вскочил и выхватил револьвер. „Что такое? Что случилось?“ — спросила я, услышав крики и шум взламываемой двери. Мне тут же стало ясно, что происходит. Абу-Джихад не успел ответить. Он подошел к двери спальни. Я — за ним. Все произошло в считанные секунды. Я увидела людей в масках. Абу-Джихад затолкал меня в спальню. Один из израильтян приблизился к нему и выстрелил с близкого расстояния».

Тело убитого было изрешечено пулями, но почему-то несколько секунд он продолжал стоять на месте. Когда позднее люди ООП осмотрели труп, они нашли на нем следы от 70 пуль.

* * *

16-го апреля во второй половине дня премьер-министр Ицхак Шамир вошел в свой кабинет и сразу направился к телефону. Ему сообщили, что связь готова и можно говорить. Шамир поднял трубку.

— Эхуд?

— Да, господин премьер-министр, — ответил Барак.

— Давай без церемоний. Поздравляю, отличная работа!

— Спасибо, — сдержанно ответил он.

— Поздравь всех, кто участвовал в операции. Раненых нет?

Он знал, что нет, но хотел услышать еще раз.

— Нет, все здоровы. Завтра будем в Хайфе.

— Еще раз — поздравляю.

Министр обороны Ицхак Мордехай на вопросы журналистов отвечать отказался. В министерстве работали в обычном режиме, ничего экстраординарного не произошло, о чем говорить с прессой?

Ариэль Шарон своей радости не скрывал.

— Одним убийцей меньше, — сказал он репортерам. — К сожалению, только одним. Не знаю, кто его убил, но это была хорошая работа.

— Израиль участвовал в этой операции? — спросил кто-то из репортеров.

— Израиль? — удивился Шарон и, подумав, добавил: — Не имею такой информации. Вряд ли.

Липкин-Шахак, слушавший интервью Шарона по радио, обернулся к Моше Аялону.

— «Бульдозер»[1]— сказал он, — не умеет скрывать своих чувств. Он сказал «вряд ли» с такой гордостью, что даже я расслышал, как его прямо-таки распирает от желания рассказать всем, какие замечательные ребята в нашем спецназе.

— Меня тоже распирает, — усмехнулся Аялон. — Приходится держать давление.

— Барак уже отоспался? — спросил Липкин-Шахак.

— В три часа прибудет с докладом.

В это время он встречался с солдатами спецназа. Отоспался он на корабле: десять часов сна после двух суток бодрствования показалось ему вполне достаточно.

— Ребята, — сказал генерал, — это была хорошая работа. Настолько хорошая, что вы должны о ней забыть. Ничего не было, ясно?

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Спецназ. Подразделения.

Краткая история спецназа «Вымпел»

News image

В 1981-м году было проведено закрытое совместное заседание Политбюро ЦК ...

Спецназ Норвегии

News image

Армейский спецназ · HJS — парашютно-десантное подразделение специальной ра...

Спецназ Вымпел. АУДИТ БЕЗОПАСНОСТИ

News image

Полученный опыт применялся для «диверсий» на территории Советского Союза. Естественно, ди...

Новости

Руководители МВД по Республике Алтай пос

News image

Очередной Новый год офицеры Горно-Алтайского спецназа и сотрудники республиканского МВД вс...

В Хабаровске отдельному специальному мот

News image

История специальных моторизованных воинских частей Восточного округа внутренних войск МВД РФ...

В Приморье сотрудник ОМОН спас пострадав

News image

9 декабря на трассе Владивосток-Находка произошла трагедия: ровно в 12 ча...

SAS будет тренироваться в Форт-Брагге

News image

Элитное британское спецподразделение SAS (Special Air Service) будет тренироваться в ...

Авторизация