News image News image News image News image News image News image News image

Спецназ России ГРУ. АФГАНСКАЯ ЭПОПЕЯ

News image

ИСТОРИЮ применения спецназа в Афганистане можно условно разбить на три ос...

МОРАЛЬНЫЙ КОДЕКС БОЙЦА СПЕЦНАЗА

News image

Воспитание бойца подразделения спецназа – процесс дорогостоящий, трудоёмкий и долгий. В ...

Спецназ России ГРУ ГШ

News image

Краткая история спецназа ГРУ ГШ Спецназ Вооруженных сил России создавался и де...

Главная - Хроники Антитеррора - Опыт британских диверсионно-террористических операций в периоды военных действий

Опыт британских диверсионно-террористических операций в периоды военных действий

опыт британских диверсионно-террористических операций в периоды военных действий

В конце XX века терроризм, как угроза международного уровня, стал одной из наиболее актуальных проблем человечества. Десятки и сотни погибших в результате теракта, практически, стало рядовым явлением. Захваты заложников, их пытки и убийства множатся... По данным МИ-5, в наши дни в мире ежедневно совершается более 60 акций террористического характера.

Великобритания уже несколько десятилетий ведет войну с экстремистами и террористами из Северной Ирландии. За это время был накоплен колоссальный опыт борьбы с терроризмом во всех его проявлениях, созданы необходимые организационные структуры, принято соответствующее законодательство.

МИ-5 и борьба с терроризмом С конца 60-х гг. борьба с терроризмом была возложена, главным образом, на МИ-5. Функционально в составе службы безопасности находятся два антитеррористических отдела. Отдел Ф-3 занимается борьбой с международным терроризмом, действуя совместно с соответствующими подразделениями МИ-6 и САС. Отдел Ф-5 является головным подразделением по борьбе с североирландским терроризмом. Руководит этой деятельностью директор-координатор МИ-5 по вопросам безопасности в Ольстере (Северная Ирландия).

В 1991 году заместитель директора МИ-5 Стелла Ремингтон заявила, что мировая общественность должна знать о росте экстремизма в Северной Африке и Курдистане. Она же подчеркнула, что в качестве потенциального очага международной террористической опасности следует рассматривать бывшие республики Югославии. В 1992 году Генеральным директором МИ-5 была назначена Стелла Ремингтон, являвшаяся до этого куратором по линии антитеррористической деятельности контрразведки. В период ее управления МИ-5 расходы центрального аппарата по борьбе с терроризмом составляли 3/4 бюджета службы безопасности (100 млн ф.ст.). Умело афишируя борьбу МИ-5 с террористами, С.Ремингтон подняла авторитет своей службы и добилась того, что сотрудники МИ-5 стали чаще награждаться и продвигаться по службе. Общественнность стала с уважением отзываться об их деятельности.

В 1993 году в уголовно-процессуальный кодекс был дополнительно внесен ряд изменений. В частности, было отменено право на молчание для обвиняемых, расширен перечень преступлений, подпадающих под обвинение в террористической деятельности, а также предоставлены новые полномочия полиции в ходе взятия под стражу лиц, занимающихся запугиванием и шантажом свидетелей. В 1994 году Парламент принял закон об уголовном судопроизводстве, в котором было предусмотрено разрешение брать биоматериалы у заключенных для получения доказательств и формирования в органах полиции компьютерной базы данных ДНК. В этом же году Парламентом был принят Закон о разведывательных службах, в котором перед МИ-6, в частности, была поставлена задача по борьбе с терроризмом и международной организованной преступностью, в том числе по отмыванию грязных денег и наркобизнесом. Это заставило руководителей МИ-6 и МИ-5 уточнять свои задачи, формулировать новые приоритеты в деятельности своих служб, налаживать новые механизмы взаимодействия по линиям, объектам и территориям оперативной деятельности. Большое внимание при этом было уделено установлению связей британских спецслужб с аналогичными подразделениями других государств, особенно в сфере организации противодействия международному терроризму и организованной преступности. В этой связи в 1995 году Москву посетил один из руководителей Спешиал бранч, который обсуждал перечисленные проблемы в ходе встреч с представителями российских компетентных органов.

В апреле 1996 года Генеральным директором МИ-5 стал еще один специалист по борьбе с ирландским терроризмом Стивер Ландер, бывший начальник отдела Ф-5 . Одним из первых указаний Ландера было направление половины сотрудников МИ-5 (кадровый состав в тот период составлял 2000 человек) на выявление и нейтрализацию подпольных вооруженных групп террористов. В результате уже в июле 1996 года была выявлена группировка террористов в Лондоне, которая хранила у себя большое количество взрывчатки. Позднее у ирландских боевиков было найдено еще 10 тонн самодельной взрывчатки. Указанные операции МИ-5 широко освещались в прессе.

Осенью 1996 года Парламентом был принят новый Закон о службе безопасности (МИ-5), который обязал контрразведку предоставлять дополнительные возможности по оказанию содействия полиции в борьбе по предотвращению серьезных преступлений и расследованию их.

В этой связи на 1996/97 бюджетный год МИ-5 было выделено около 140 млн. ф.ст., из которых 1/4 средств была предусмотрена на операции против ИРА, а 15% бюджета - на борьбу с международным терроризмом.

По официальным данным, в 1990 году на борьбу с терроризмом правительством Великобритании было потрачено 200 млн. ф.ст., а в 1996 году на эти же цели выделено только 40 млн. ф.ст., т.е. в пять раз меньше. В этой связи экспертами было высказано предположение, что реальный бюджет МИ-5 на 1996/97 гг. превышает 140 млн. ф.ст., главным образом за счет других статей, проходящих по смежным ведомствам.

МИ-6

Политическая разведка в лице МИ-6, наряду с вербовкой иностранцев, связанных с террористическими организациями, через свои заграничные резидентуры принимает активное участие в поддержании контактов с разведками тех стран, где активность террористов наиболее действенна. Военная разведка и ее структура САС (воздушно-десантная служба) тесно взаимодействуют с МИ-6 при проведении антитеррористических мероприятий за пределами Великобритании. ШКПС (британская электронная разведка) нацелена на перехват переговоров лиц, связанных с террористическими организациями. Скотланд-ярд также имеет в своей структуре антитеррористический отдел - Спешиал бранч.

В 70-е гг. ирландский терроризм в Ольстере заметно активизировался. Объектами террора главным образом являлись представители администрации и репрессивного аппарата Великобритании. Правительственные комитеты, занимающиеся спецслужбами, обратили внимание на то, что силовые структуры не уделяют достаточного внимания координации своих усилий, подчас дублируют друг друга, не осуществляют информационный обмен на соответствующем уровне, плохо работают с агентурой из числа ирландцев и т.д.

На основе рекомендации правительственных комитетов по спецслужбам премьер-министр М.Тэтчер в начале 70-х гг. уполномочила МИ-5 быть головной организацией в вопросах борьбы с североирландским терроризмом. На МИ-6 была возложена задача: заниматься вербовочной работой среди североирландских террористов и проводить мероприятия по компрометации ИРА и других террористических организаций.

Ввиду очередной вспышки терроризма М.Тэтчер в августе 1979 года командировала в Северную Ирландию бывшего шефа МИ-6 Мориса Олдфилда с тем, чтобы последний разобрался в обстановке на месте и дал свои предложения.

В результате командировки Олдфилда правительство Великобритании возложило на МИ-6 роль координатора деятельности спецслужб по борьбе с ирландским терроризмом. Одновременно более широкие полномочия были предоставлены координатору британского правительства по вопросам безопасности в Ольстере. В частности, при нем был создан специальный разведывательный департамент, состоящий, в основном, из сотрудников МИ-6, на который были возложены задачи по координации деятельности всех спецслужб, работа по выявлению финансовых источников и поставщиков оружия и взрывчатки ирландским террористам, а также организация централизованного сбора и учета информации об ирландских террористах и их сообщниках. Департаменту была переподчинена резидентура МИ-6 в Дублине и поручено осуществлять контакты с резидентурами МИ-6 в США, где проживает большая ирландская община.

В рамках разведывательного департамента был создан специальный комитет по вопросам безопасности в составе представителей МИ-6, МИ-5, Спешиал бранч, ДИС, САС и специальной патрульной группы Бронз . Комитет ежедневно осуществлял постановку задач всем перечисленным силовым подразделениям, большое внимание уделял разработке различных мероприятий по компрометации и подрыву влияния ИРА. Первый отдел Управления оперативной работы МИ-6 (британский территориальный отдел) традиционно вел работу на территории самой Англии, а также на территории Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии.

Особые функции были возложены на сотрудников резидентуры Первого отдела в Северной Ирландии. Естественно, что при этом МИ-6 больше занималась политической разведкой и обращала особое внимание на вербовку агентов, а сотрудники МИ-5 были больше заинтересованы в том, чтобы помещать злоумышленников в тюрьму. Сотрудники МИ-6 считали себя элитой , стоящей намного выше сотрудников контрразведки. Контрразведчики, в свою очередь, полагали, что ребята из шестерки чересчур интеллектуальны. При том и те, и другие считали сотрудников Спешиал бранч Скотланд-ярда недалекими людьми, а военную разведку - любителями, играющими в разведчиков после курсов в Ашфорде.

Следует подчеркнуть, что в Северной Ирландии особенно переплеталась деятельность МИ-6 и военной разведки. Это всегда вызывало острое соперничество между ними. Известно, что каждый направлявшийся в Северную Ирландию батальон (около 550 человек) имел группу разведки в составе 3 офицеров, 6 сержантов и 25 солдат. Кроме того, в каждом из трех районов расположения бригад в Северной Ирландии имелось постоянное отделение военной разведки, состоящее примерно из 20 человек и возглавляемое обычно майором. Во главе структур военной разведки стоял штаб английской армии в Лисберне. В его состав входило примерно 50 человек во главе с подполковником, а иногда и полковником.

Руководители МИ-6 часто жаловались на то, что тайные операции военной разведки проводятся далеко не на профессиональном уровне. Дело в том, что в английской армии нет разведчиков, живущих в Ирландии, но у нее имелись свои осведомители, и офицеры военной разведки вынуждены были регулярно переходить границу, чтобы встречаться с ними. Такие контакты обычно устанавливались офицерами бригадной военной разведки либо сержантами полевой разведки. Естественно, что их подготовка, необходимая для проведения операций по агентурной связи, значительно уступала квалификации сотрудников МИ-6.

Все указанные органы предпочитали действовать самостоятельно, отказывались предоставлять друг другу информацию, полученную от своей агентуры (что считается нормальным в обычной практике спецслужб). Руководство спецслужб следовало правилу, в соответствии с которым их роль и место определяются возможностями сбора важной разведывательной информации. При их утрате либо добровольной передаче информации другому органу значение службы сводится к нулю.

Соперничество в этой сфере и недостаток налаженного взаимодействия доходили до абсурда. Одно время МИ-5 и особенно МИ-6 зашли так далеко, что начали вербовать двойных агентов. Это были источники информации, работающие в других разведывательных органах, чаще всего в армии, которых просили сообщить сведения о деятельности своих собственных подразделений.

В результате несогласованной деятельности силовиков возникали многочисленные срывы и проколы , из которых террористы умело извлекали выгоду. Слишком часто несвоевременность отправки информации и небрежность в указании адреса приводили к нежелательным арестам агентуры той или иной спецслужбы. Ошибки МИ-6, в основном, проявившиеся в деле ее агентов братьев Литлджон, которых посадили в Ирландии в тюрьму за ограбление банка, вызвали недовольство британского правительства. В результате в Ирландию были направлены люди из МИ-5, которым был передан контроль над всей разведкой. Однако последующие ошибки МИ-5 привели к новому изменению.

Вербовкой осведомителей и руководством деятельностью агентов в Ольстере занимались сотрудники МИ-6. Обычно они действовали под крышей государственных служащих. Но иногда использовали и другие крыши (страховые агенты, почтовые работники, журналисты и т.д.). Число агентов МИ-6, действующих в Северной Ирландии, всегда тщательно скрывалось, как в разведывательных, так и в политических кругах. Одновременно усилия МИ-6 и МИ-5 были направлены на вербовку североирландцев, проживавших в Америке и Европе, в целях их последующего внедрения в ряды террористов в Северной Ирландии, в так называемую временную ИРА.

При этом участие МИ-6 в борьбе с террористами в Северной Ирландии было значительно ограничено. Усилия разведки были переориентированы на деятельность в Европе и Северной Америке. Оперативно проведенная перестройка борьбы с терроризмом в Британии привела к экспорту североирландского терроризма в западноевропейские страны. Террористы обнаружили, что слабо охраняемые казармы Британской Рейнской армии являются более удобными объектами для нападения, чем укрепленные английские военные объекты в Северной Ирландии.

Дело в том, что в тот период на территории ФРГ английской вооруженной охране не выдавались патроны. Только после того, как террористы застрелили майора английских вооруженных сил, положение изменилось. Были предприняты адекватные шаги, направленные на усиление мер безопасности английских объектов. В результате с 1982 по 1987 годы ИРА практически не возобновляла нападений на объекты и военнослужащих Великобритании в Западной Европе.

Новая волна терроризма ИРА против Британской Рейнской армии и Королевских ВВС началась в марте 1987 года. В этом же году была обстреляна квартира М.Тэтчер. В результате руководство МИ-6 и МИ-5 было подвергнуто жесткой критике за неспособность получить упреждающую информацию.

В целях противодействия североирландскому терроризму были предприняты новые меры по совершенствованию взаимодействия английских спецслужб за рубежом, главным образом, за счет улучшения их контактов с соответствующими организациями западноевропейских стран.

При объединенном штабе Британской Рейнской армии и Королевских ВВС был создан Объединенный комитет по разведке (Joint Intelligence Commitee, Germany), в подчинении которого находится Объединенная группа безопасности (Joint Security Group). И Комитет, и Группа, согласно разработанному механизму, получили полный доступ к информации, добываемой всеми субъектами борьбы с террористами. Известно, что МИ-5 и военная разведка вели солидные досье на политических деятелей Ирландской Республики, в частности, на премьер-министра Чарльза Хоки. Большое внимание уделялось личной жизни политических деятелей. Эти две спецслужбы имели сеть своих осведомителей, частично платных, не только во временной ИРА, но и в полиции, в армии и правительственных учреждениях. Кроме этого, МИ-5 осуществляла слежку за деятельностью советских дипломатов в Дублине. В борьбе с внутренним и внешним терроризмом принимают участие и другие спецслужбы Великобритании.

В августе 1989 года Парламентом был принят Закон о Службе безопасности, в котором подчеркивалось, что обязанностью Службы является защита национальной безопасности, и, в частности, указано, что речь идет о защите национальной безопасности от терроризма. Вскоре на должность директора МИ-5 (1989 г.) был назначен начальник отдела Ф-5 Патрик Уокер, имевший значительный опыт борьбы с террористами. Одновременно были увеличены бюджетные ассигнования, выделяемые на антитеррористические программы контрразведки. В 1990 году , в частности, на эту деятельность МИ-5 было израсходовано 200 млн.ф.ст. Из них 50 млн.ф.ст. - на охрану британских и иностранных государственных деятелей. Почти 700 тысяч ф.ст. ушло на охрану премьер-министра Джона Мейджора. Непосредственно на борьбу с ирландскими террористами в Ольстере было израсходовано 500 млн.ф.ст. Закон о борьбе с терроризмом, принятый в 1989 году, предоставил административным органам право требовать выдачи преступников, задержанных в третьих странах, и препятствовать въезду в Великобританию лиц, подозреваемых в связи с террористами. Одновременно закон упростил механизмы контроля за доходами преступных организаций и ввел положения, предусматривающие меры по предотвращению разглашения СМИ данных о ходе ведущихся расследований.

Закон по борьбе с терроризмом

В 1998 году был принят новый закон по борьбе с терроризмом, в котором были внесены поправки, ужесточающие наказание за совершение актов насилия. Этим же законом была установлена ответственность британских граждан за совершение или содействие тяжким преступлениям за рубежом, к которым, в частности, отнесены незаконный оборот наркотиков и детская порнография. По новому закону сотрудники полиции, таможенных служб и спецслужб были наделены иммунитетом от уголовного преследования в тех случаях, когда они по оперативной необходимости внедряются в террористические и криминальные группировки и вынуждены участвовать в их деятельности.

Согласно закону суды обязаны учитывать в качестве доказательств свидетельские показания сотрудников полиции по делам лиц, причастных к деятельности террористических организаций. Одновременно он сводит на нет право обвиняемых в терроризме не отвечать на задаваемые вопросы (right to silence), поскольку их отказ при наличии показаний сотрудников полиции не является препятствием для вынесения обвинительных приговоров.

Реформаторы считали, что разделение между МИ-5 и МИ-6 устарело и, хотя скандальное соперничество между ними поутихло, путаница, дезорганизующая деятельность разведки и контрразведки, тем не менее, продолжает расти. В этой связи подсказывался возможный выход, состоящий в том, чтобы создать единую организацию, принципиальной целью которой являлась бы борьба против терроризма. Сторонниками идеи консолидации подчеркивалось, что в этой связи МИ-6 нуждается в специализации на региональной базе. Но для этого возникала бы необходимость обеспечения возможности производить оценку опасности в 90-е гг. В свою очередь, это значило бы, что МИ-6 пришлось бы заняться изучением множества демографических и экономических проблем, предоставив работу оказавшимся без дела разведчикам.

Это предложение было отвергнуто, и английской разведке, лишившейся главного врага в лице КГБ, ничего не оставалось, как переориентироваться и бросить все ресурсы на операции против Ирландской Республиканской Армии. Но очень скоро и ирландский театр операций стал отходить на задний план. Это случилось после того, как ИРА в 1995 году объявила перемирие, заставив британских разведчиков искать себе другое применение.

Внутри Великобритании противники спецслужб, стремясь не дать возможности государству создавать новые рабочие места в аппарате спецслужб, продолжали настаивать на том, что правительству пора вмешаться и сократить бюджеты этих органов, поскольку после холодной войны у МИ-5 и МИ-6 практически уже на осталось реальных задач, в связи с чем часть их функций можно передать другим ведомствам и серьезно сэкономить на этом.

Опасения остаться без работы толкнули британскую разведку на запугивание общественности. В этой связи известный в политических кругах профессор истории Кристофер Эндрю вполне своевременно развил версию о том, что в ближайшие годы в Великобритании можно ожидать вылазки международных террористов с применением оружия массового уничтожения.

УПРАВЛЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ (УСО)

(Британская разведка министерства экономической войны)

Наиболее ярким примером того, как организуется диверсионно-террористическая и антитеррористическая деятельность на государственном уровне, с полным правом может служить опыт британских спецслужб, приобретенный в этой сфере специфической деятельности в период 2-й мировой войны. Позднее этот опыт был с успехом применен англичанами при организации антитеррористических операций против североирландских террористов. И можно предположить, что имеющие свои нелегальные представительства в Лондоне чеченские боевики получили возможность ознакомиться с накопленным британскими спецслужбами опытом организации диверсионной работы на территории иностранных государств.

История современной британской диверсионной деятельности началась в мае 1940 года, после того, как немцы оккупировали большую часть континентальной Европы, а в Англии было принято решение о создании в рамках министерства экономической войны Управления специальных операций (Special Operations Executive - SOE , в дальнейшем УСО). Управление взяло на себя функции проведения разведывательных операций и диверсий против военных объектов противника.

Еще в начале 1940 года британский премьер Уинстон Черчилль писал министру своего правительства Идену: У меня сложилось впечатление, что Германия была права, используя во время I мировой войны и сейчас штурмовые подразделения. Францию победила непропорционально малая группа хорошо вооруженных солдат из элитных дивизий. Немецкая армия, шедшая вслед за подразделениями спецназначения, закончила захват и заняла страну . Обосновывая необходимость создания сил специального назначения, Черчилль направил несколько писем офицерам высшего ранга и руководителям штабов армии, авиации и флота. В своем обращении он писал: Целиком оборонительная доктрина погубила французов. Мы должны немедленно начать работу по организации специальных сил и дать им возможность действовать на территориях, население которых сочувствует нам .

(Не так ли сегодня действуют и диверсанты Басаева, Радуева и Хаттаба)? Когда в мае 1940 года правительство Великобритании возглавил Черчилль, одним из его самых первых указаний был приказ: приступить к подготовке заброски агентуры на континент. Исполнителем приказа стало созданное в июле 1940 года по личной инициативе Черчилля разведывательное управление УСО. С момента образования службы ее возглавлял Хью Долтон, которого затем сменил лорд Уолмер. Наиболее крупная резидентура УСО размещалась на территории нейтральной Швейцарии. Резидентуру возглавлял сэр Френк Нельсон, которого позднее на этом посту сменил генерал-майор военной разведки Колин Мак Вин Габбинс.

Для решения вопросов координации деятельности специальных подразделений ( коммандос ) был создан специализированный орган. Руководителем Бюро Объединенных операций с использованием коммандос Черчилль назначил своего старого друга адмирала Роджера Кейса. Сам Черчилль и снял Кейса с этой должности 27 октября 1941 года за отсутствие координации операций с Генштабом и Адмиралтейством.

Наследником Кейса на посту руководителя Бюро Объединенных операций английских коммандос стал двоюродный брат короля лорд Луис Маунтбэттен - герой морских сражений. Одновременно командующим парашютистами стал генерал-майор Фредерик Браунинг, офицер гренадеров гвардии и муж известной писательницы Дафнии Дю Морье. Обоим было свойственно свободное, лишенное бюрократического налета мышление, способность находить контакт с подчиненными и коллегами по профессии. Именно они под руководством Черчилля начали организационную революцию английского спецназа. На этом этапе произошло объединение усилий армии, флота и авиации, а специализированные организации приступили к разработке оснащения, оружия и диверсионной спецтехники. Подготовка коммандос стала намного интенсивнее. Для укрепления общей принадлежности были введены особые головные уборы, отличающиеся от обычных армейских: берет каштанового цвета с прикрепленным значком, изображающим греческого героя Беллерофонта, мчащегося на крылатом коне Пегасе.

Оперативные структуры УСО находились в подчинении министерства экономической войны. Во главе УСО весь военный период находился генерал-майор сэр Колин Мак Вин Габбинс.

В инфраструктуру УСО входили географические отделы, соответствовавшие конкретным странам, на территории которых осуществлялись боевые операции. Исходя из интересов конспирации, каждый отдел самостоятельно осуществлял вербовку, подготовку, вооружение и внедрение своих боевиков, которые действовали на оккупированной территории группами от 2 до 30 человек. Боевики забрасывались в тыл врага по воздуху, а также с помощью подводных лодок и рыбацких судов. В их задачу входило нарушение коммуникаций германской армии, организация актов саботажа на промышленных, энергетических и военных объектах. Необходимость силового воздействия на промышленный потенциал противника заставила английское правительство пойти на образование министерства экономической войны. Это министерство работало в тесном взаимодействии с разведками трех видов вооруженных сил. В распоряжении министерства была целая армия специалистов, в том числе много политических эмигрантов из Центральной Европы, которые располагали точными сведениями об экономическом потенциале Германии. Министерство осуществляло целевой анализ донесений собственных источников информации и готовило информационную продукцию, предназначенную для начальников штабов ВМС, армии и ВВС.

Первым руководителем УСО был сэр Френк Нельсон, который ранее руководил резидентурой английской разведки в Швейцарии. Затем его сменил на этом посту сэр Чарльз Хэмбру, а последнего заменил генерал-майор сэр Колин Мак Вин Габбинс, пришедший на этот пост из военной разведки Великобритании.

В задачу УСО входили также подготовка, вооружение и управление группами Сопротивления на территориях европейских стран, оккупированных немцами. Офицеры спецподразделений УСО направлялись в группы Сопротивления с заданием обеспечить координацию операций последних с соседними отрядами партизан и штабами союзнических войск в Европе. Все офицеры УСО являлись добровольцами. Этот факт давал повод для сотрудников МИ-6 и ДИС относиться к ним как к любителям, возомнившим себя асами плаща и кинжала . Однако уже в конце лета 1940 года из числа лучших военнослужащих на добровольной основе были созданы двенадцать соединений коммандос . Каждое из них было численностью до батальона. В качестве базы подготовки оперативного состава этих подразделений англичане использовали тренировочный центр в местечке под названием Чилтон Фолиайт, расположенном в Уэльсе. Добровольцы жили в квартирах, а не в казармах. В официальной информации вплоть до конца 1944 года упоминалось о подразделениях СС (спешиэл сервис). Но Черчилль и сами солдаты предпочитали название коммандос .

Агентура и боевики УСО были снабжены радиоприемниками, приспособленными для приема зашифрованных радиопередач государственной корпорации Би-Би-Си с территории Англии. Специальная радиоинформация передавалась обычно в дополнение к последним новостям с фронтов. Немцы понимали всю опасность этого вида агентурной связи и пытались пресечь эту деятельность агентуры противника. В частности, германскими спецслужбами были приняты меры по тотальному изъятию у населения на оккупированных территориях коротковолновых радиоприемников. С учетом этого обстоятельства радиоинженер отдела МИ-9 Джон Браун разработал специальный камуфляж для миниатюрной модели радиокоммуникационного средства. После этого тысячи портативных камуфляжей были направлены группам Сопротивления, которые были связаны с оперативными подразделениями УСО с помощью радиопередач Би-Би-Си.

За разработку диверсионной спецтехники в УСО отвечали размещенные на юге Англии в городе Вельвин научные лаборатории. Здесь изготавливалась радиоаппаратура, приспособленная для двусторонней агентурной связи, закамуфлированные под бытовые предметы бесшумные огнестрельные приспособления, оригинальные виды взрывчатки. Немцы, зная о существовании УСО, постоянно организовывали облавы в надежде захватить и перевербовать сотрудников этой спецслужбы. С 1940 по 1944 год из 393 боевиков УСО 17 было арестовано германской контрразведкой и 107 убито. Для того, чтобы защитить себя от попыток немцев создавать ложные группы Сопротивления, в УСО был изобретен следующий метод. В лабораториях Вельвина были изготовлены французские почтовые марки, отличавшиеся от оригинала трудно различимыми особенностями. Эти марки являлись опознавательным знаком для идентифицирования подлинных групп Сопротивления, контролируемых УСО. Немцам не удалось разгадать этот прием самозащиты английских спецслужб.

Нужно сказать, что в МИ-6 скептически относились к попыткам своих коллег сочетать приемы партизанской войны, саботажа и диверсий с современными методами сбора разведывательной информации. Однако специалисты всегда признавали всю важность роли УСО в организации Сопротивления, особенно при обеспечении высадки союзнических сил в Европе в 1944 году. Начиная с 1943 года, УСО все свои операции неизменно координировала с американской разведкой ОСС.

Получившему статус государственной спецслужбы, Управлению специальных операций было поручено проведение всех подрывных акций за пределами Англии. УСО должно было, главным образом, использовать возможности сил Сопротивления в оккупированных немцами странах Европы для организации диверсий и саботажа против вооруженных сил Германии и Японии в Азии. Целью боевиков УСО являлось уничтожение военных и экономических объектов, а также сковывание на Западе значительных сил вермахта и войск СС для несения охранной службы.

Еще в декабре 1939 года Управление приступило к разработке плана взрыва портовых сооружений шведских металлургических комбинатов в Оксельсунге и Нюкопинге, которые осуществляли поставки металла для танкостроительных предприятий Германии. Возглавить операцию должен был Альфред Риксман, который по нелегальным каналам был направлен в Стокгольм. Риксман и его агентурная сеть были арестованы шведской полицией безопасности. В июне 1940 года он был приговорен к 8 годам тюрьмы.

Летом 1940 года управлением планировались такие крупномасштабные операции, как взрыв в районе Железных ворот, в месте суживающегося течения Дуная. Операция задумывалась с целью прервать поставки немцам румынской нефти. Аналогичная задача ставилась перед английской разведкой и в Бухаресте, где была создана компания, задача которой была скупка барж, способных перевозить нефть, предназначенную для немцев.

Группы диверсантов УСО укомплектовывались эмигрантами из стран, в которых им предстояло действовать. В период войны УСО осуществило заброску в оккупированную Европу по воздуху и морем более 3000 своих агентов. Все они были добровольцами из Британии, Канады, Франции, Норвегии, Дании, Польши, Чехословакии, Италии, Греции и Голландии.

В рамках коалиции в СССР, в частности, была развернута работа английских военно-экономических миссий, в состав которых были включены специалисты по разведке и диверсиям. В их числе были полковник Холлс, имевший задание по организации разведки и диверсий на бакинских нефтепромыслах, участник операций английской разведки на румынских нефтепромыслах опытный разведчик Бертоуд, сотрудник секции Д (в то время - подразделение активных мероприятий) МИ-6 Монк, а также известный специалист по СССР Т.А.Джоунс.

В этот период английская военная разведка активно вела сбор и обобщение информации, которая могла бы понадобиться, в случае поражения СССР, для нанесения бомбовых ударов по важным объектам для того, чтобы не допустить захвата их немцами, что, предположительно, могло значительно усилить германский военный потенциал. Начальник штаба ВВС сэр Чарльз Портал 23 июня 1941 года в связи с нападением Германии на Советский Союз предлагал даже запросить командующих войсками в Индии и на Ближнем Востоке о состоянии их готовности к бомбардировке нефтяных промыслов в Баку.

(продолжение следует)

МИ-9

В период 2-й мировой войны в составе военного министерства Великобритании существовал отдел МИ-9. В его функции входила организация спасения британских военнослужащих, оказавшихся на территории, оккупированной противником. Сотрудниками этого отдела были разработаны различные варианты организации вызволения с неприятельской территории своих боевиков, а также различные специальные средства, необходимые для спасения военнопленных, включая специальное вооружение, места укрытия, средства камуфляжа и скрытого передвижения. Одним из изобретений МИ-9 была секретная невидимая с земли фосфорисцирующая посадочная полоса посадки самолетов спасения. Этот вид сигнала мог видеть только пилот самолета, приближающегося к обусловленному месту подбора потерпевших бедствие. Были и другие оригинальные изобретения. Известно, что конструктор МИ-9 майор Клейтон Хаттон изобрел специально для бойцов французского Сопротивления особое приспособление, действующее по принципу духового ружья и стреляющее граммофонными иголками. Приспособление было закамуфлировано под авторучку. Оружие не было смертоносным, но среди немцев был пущен слух, что иглы отравлены. Правда, МИ-9 в нужный момент не сумел справиться с поставленной задачей и удовлетворить спрос на поставки своим боевикам этого вида спецвооружения. В числе других видов камуфляжей стрелкового оружия для бойцов Сопротивления конструкторами отдела были использованы курительные трубки и зажигалки.

Специалистами МИ-9 была создана также и специальная экипировка боевых пловцов СБС. Она была тщательно подготовлена к тому, чтобы морпех мог скрыться после выхода на сушу. Каждая часть их одежды имела какой-нибудь секрет: пуговицами служили крошечные компасы; в складках брюк были спрятаны пилочки, чтобы распилить решетку тюрьмы, если случится туда попасть; в складках курток были зашиты географические карты, отпечатанные на шелке, с указанным на них маршрутом в Швейцарию; в карманах были деньги той страны, где боевики должны были действовать, а также сигареты и спички местного производства.

Наиболее нашумевшей операцией отдела МИ-9 явилось спасение английских военнопленных, которых содержали на немецком судне Альтмарк у берегов Норвегии. В ночь на 16 февраля 1940 года английский эсминец Коссак с группой спасателей нарушил границы норвежских территориальных вод и, пойдя на абордаж в стиле адмирала Дрейка, успешно провел операцию. Инцидент был использован немцами в качестве доказательства намерений Англии оккупировать Норвегию. Уже после окончания войны отдел МИ-9 продолжал существовать и использовался для спасения диверсантов, заброшенных на территорию СССР и стран Восточной Европы. О существовании в структуре современных спецслужб Запада подразделения с аналогичными функциями мы узнали в период военных операций НАТО в Югославии в 1999 году.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости

Руководители МВД по Республике Алтай пос

News image

Очередной Новый год офицеры Горно-Алтайского спецназа и сотрудники республиканского МВД вс...

В Хабаровске отдельному специальному мот

News image

История специальных моторизованных воинских частей Восточного округа внутренних войск МВД РФ...

В Приморье сотрудник ОМОН спас пострадав

News image

9 декабря на трассе Владивосток-Находка произошла трагедия: ровно в 12 ча...

SAS будет тренироваться в Форт-Брагге

News image

Элитное британское спецподразделение SAS (Special Air Service) будет тренироваться в ...

http://stroylegko.com/
Авторизация